В ЗАЩИТУ ЖИЗНИ ДЕТЕЙ И МОЛОДЕЖИ!
Вторник, 27.06.2017, 06:04
Рубрика
ВОСПИТАНИЕ ДЕТЕЙ [12]
МЕТОД МОНТЕССОРИ [23]
ЗНАНИЕ О КОСМИЧЕСКИХ ЧАСАХ ПОМОЖЕТ В РАЗВИТИИ РЕБЕНКА [17]
Форма входа
ПОДЕЛИСЬ ССЫЛКОЙ
Поиск
НОВОЕ НА САЙТЕ
  • Жил был маленький свет
  • АНТАХКАРАНА САЙТА

    как пользоваться?
    НАШИ САЙТЫ
  • ФИОЛЕТОВОЕ ПЛАМЯ. УЧЕНИЯ ВОЗНЕСЕННЫХ ВЛАДЫК
  • АШРАМ ЭЛЬ МОРИИ
  • КРАСОТА СПАСЕТ МИР
  • ПУТЬ К ИСЦЕЛЕНИЮ
  • Статистика

    Онлайн всего: 1
    Гостей: 1
    Пользователей: 0
    Мини-чат


    Приветствую Вас Гость
    Главная » Статьи » ВОСПИТАНИЕ ДЕТЕЙ » МЕТОД МОНТЕССОРИ

    Ошибки и проверка ошибок. Мария Монтессори

    Если мы говорим, что дети свободны в наших школах, то под этим подразумевается необходимая организация, организация, предполагающая большее руководство, чем в других школах, и функционирующая таким образом, что дети совершенно свободны для работы. Накапливая опыт в условиях подготовленного окружения, ребенок работает над собой, но для этого ему необходимы некоторое количество материала и определенное пространство. Если ребенку удалось сосредоточиться, он переносит эту сосредоточенность на различные занятия, и чем больше развивается его занятость, тем менее активную роль начинает выполнять наставница, пока, наконец, эта роль не сократится практически до минимума.

    Мы снова указываем на то, что благодаря свободно повторяемым упражнениям, дети объединяются в специальное сообщество, и это сообщество настолько цивилизованнее нашего, что способно вызвать у нас подкрепленное соответствующим убеждением желание предоставить детям совершенную свободу и не вмешиваться в их занятия. Это жизненное явление такое же чувствительное, как эмбриональное развитие, и поэтому в него никоим образом не нужно вмешиваться. Если данные условия выполнены, то каждая часть материала может послужить основой для этого явления. В такой обстановке между наставницей и ребенком существует определенная связь. Задача наставницы будет описана в другом месте, там же будут проанализированы все составные части этой задачи, но то, чего она в любом случае не должна делать – это вмешиваться в работу ребенка с материалом, хвалить, наказывать или исправлять ошибки. Многие воспитатели считают это ошибочным принципом, и если они не одобряют нашу методику, то именно по этой причине. Они говорят: «Как мы можем следить за тем, чтобы ребенок продвигался вперед, если мы не исправляем ошибки в его работе?». Обычно, одной из фундаментальных задач образования является исправление ошибок, как в нравственной, так и в интеллектуальной сфере. В противном случае учительница плохо соответствует занимаемой должности. Воспитание стоит на двух ногах: поощрении и наказании, но тот, кто применяет их по отношению к ребенку, исходит из того, что самому ребенку не достает энергии для руководства собой, так что учительница постоянно должна находиться радом, чтобы указывать ему дорогу. В наших школах поощрение и наказание исчезли автоматически, поскольку в них не осталось необходимости. Так как данные стимулы поступают извне, они пропадают, когда спонтанная внутренняя потребность завоевывает свое место. Оказывается, это очень трудно понять, ведь сколько раз меня приглашали на такой день раздачи наград в «монтессорской» школе! Дети, которые свободны, кроме прочего, равнодушны к призам.

    Отмена наград в то время не вызвала бы больших затруднений, в конце концов, это привело бы к экономии средств. Награды выдаются не так часто, обычно, лишь в конце года. Но наказания! Это было нечто совсем иное. Они имеют место каждый день, а «выговоры» и еще чаще. Даже обычные «отметки» в тетрадях, что стоит за ними? Учительница выставляет знак А., Б. Или В. или 10 или 0. Как за отметкой 0 может подразумеваться исправление? Тогда учительница говорит: «Ты не слушаешь, когда я объясняю: ты никогда не сдашь экзамен.».

    Все эти исправления и отметки в тетрадях и обвинения учителя ведут к спаду энергии и заинтересованности. Такие высказывания, как «Ты плохой ученик» или «Ты тупица», оскорбительны, унизительны, неприятны, и они иногда не могут способствовать исправлению, потому что для того, чтобы исправиться, человеку нужно стать лучше, но как может ребенок, который уже находится ниже уровня и которого мы к тому же еще больше унижаем, найти для этого силы? В старые времена детей заставляли носить ослиные уши или били их линейкой по пальцам, и все же, даже если бы все пальцы были разбиты линейкой, за этим никогда не последовало бы улучшение.

    Лишь опыт и упражнения могут способствовать исправлению ошибок, и приобретение навыков требует длительного упражнения. Ребенок, которому не достает дисциплины, становится дисциплинированным в процессе работы и благодаря объединению с другими во взаимосвязанное сообщество, а не благодаря тому, что мы ему укажем ему на его недисциплинированность. Если мы говорим ребенку, что он чего-то не может, он в состоянии нам возразить: «Зачем Вы это говорите? Я знаю, что я этого не могу». В простом подтверждении фактов не содержится помощи в исправлении. Исправление и улучшение приходят, когда ребенок получает возможность достаточно длительное время свободно упражняться. Возможно, он не всегда в состоянии увидеть свои ошибки, но ведь и учителя могут делать ошибки, не отдавая себе в этом отчета. К несчастью, учительница всегда исходит из того, что ее точка зрения правильная, как точка зрения совершенного существа, служащего примером, если же она допустит ошибку, она не сообщит об этом ребенку. Ее достоинство опирается на непоколебимую правоту. В обычной школе ее безупречность не должна подвергаться сомнению, поэтому весь воспитательный процесс опирается на неправильный базис.

    Давайте рассмотрим ошибку. Необходимо признать, что все мы совершаем ошибки, такова жизненная действительность, и поэтому такое признание является большим шагом вперед. Если мы хотим выйти на дорогу правды и реальности, мы должны согласиться, что ошибки свойственны каждому, ведь мы же не хотим претендовать на свое полное совершенство? Поэтому мы делаем все возможное, чтобы «подружиться» с ошибкой, и тогда она уже не будет нас пугать. Она превратиться в друга, который живет среди нас и который выполняет свою задачу, ибо у него есть определенная задача. Многие ошибки исправляются в жизни спонтанно. Годовалый ребенок, который начинает ходить, часто спотыкается, падает, но, в конце концов, приобретает способность твердо держаться на ногах. Он исправляет свои ошибки, благодаря росту и опыту. Мы, питающие иллюзию движения по жизненной дороге в направлении совершенства, постоянно совершаем по пути ошибки, которые не исправляем. Мы и не признаем эти ошибки и, таким образом, пребываем в мире иллюзий, лишенном всякой реальности. Учительница, которая, выступая в роли совершенства, не признает свои ошибки, никогда не будет хорошей учительницей. Куда бы мы не посмотрели, везде мы встречаем Госпожу Ошибку. Если мы движемся по пути к совершенству, мы хорошо должны осознавать возможность заблуждений, ибо совершенства мы можем достичь, лишь научившись избегать заблуждений. Нам понадобится свет для того, чтобы увидеть ошибку. Мы должны принять мысль о том, что там, где есть жизнь, есть и ошибка – такова действительность.

    Точные науки (математика, физика, химия и т.п.) привлекли наше внимание к ошибкам, так как эти науки умышленно подвергают их рассмотрению. Научное изучение ошибки началось в рамках положительных наук, о которых, возможно, принято полагать, что они не допускают ошибок, так как все в них подвергается точному измерению, и поэтому ошибка может быть четко определена. Здесь, таким образом, можно выделить два аспекта: 1 - достижение некоторой точности, 2 – тщательная оценка ошибки.

    Все, что прелагается наукой, не преподносится как нечто абсолютное, здесь, помимо результата, принимается во внимание и возможная ошибка. Например, противоинфекционная прививка дает в 95 % случаев уверенность, однако, 5 % возможной неудачи имеют также важное значение. При измерениях также устанавливается точность до определенной тысячной сантиметра. В этих науках данные предоставляются или принимаются к сведению только с учетом возможной ошибки, поправка на ошибку определяет ценность данных. Без этого результат не может быть воспринят серьезно, поправка также важна, как и сам результат. Если это свойственно точным наукам, тем более это утверждение должно относиться и к нашей работе. Ошибка тогда превратится в нечто чрезвычайно интересное, и знание ее станет необходимым для любого вида руководства. Здесь мы подходим к научному принципу, который является также основой истинности: мы имеем в виду проверку ошибок. В рамках того, что делается в школе руководством, детьми или другими лицами, всегда должны присутствовать и ошибки, и это должно таким образом укладываться в школьную жизнь, чтобы исправление не происходило извне, но было бы индивидуальным, независимым контролем ошибки, свидетельствующим о правильности или неправильности наших действий. Я считаю необходимым знать, хорошо ли сделана моя работа или нет, поэтому ошибка начинает интересовать меня, тогда как раньше она была делом второстепенным. В обычной школе не я сам, а учитель обращает мое внимание на ошибки. Как далеко это от ощущения свободы. Если я сам не могу проверить мои ошибки, я должен обратиться к тому, кто, возможно, лучше знает, чем я. В противоположность этому: насколько мы вырастаем в своих глазах, если мы делаем ошибки, но бываем в состоянии проверить их самостоятельно!

    Осознание возможности совершать ошибки и способности их проверять, признание и проверка ошибки без посторонней помощи относятся к реальному осуществлению духовной свободы. Одной из причин формирования нерешительного характера является неспособность проверять свои ошибки без посторонней помощи. Это свидетельствует о чувстве неполноценности, безнадежности, неуверенности в себе, если мы постоянно бываем вынуждены обращаться к другим за оценкой правильности нашей работы. Проверка ошибок поэтому становится нашим путеводителем, показывающим, правильным ли мы движемся путем или нет. Нам свойственно стремление к совершенству, поэтому мы должны знать, верную ли мы выбрали дорогу!

    Представим себе, что мне нужно попасть в определенное место. Я могу поехать на машине, но я не знаю дороги, так очень часто бывает. Чтобы быть уверенной в том, что я правильно еду, я пользуюсь картой и смотрю на дорожные указатели. На моем пути мне встретился указатель «3,5 км до Ахмедабаба», но если я внезапно подъеду к указателю «80 км до Бомбея», я пойму, что где-то я совершила ошибку. Карта и указатели помогают моему движению, если бы их не было, мне пришлось бы спрашивать дорогу, и тогда я получила бы многочисленные, возможно, противоречивые указания. Без путеводителя и без проверки нельзя двигаться вперед.

    То, что необходимо как в позитивной науке, так и в практической жизни, должно с самого начала занять свое место и в воспитании. Речь идет о возможности проверить ошибку. Вместе с обучением и материалом большое значение имеет и проверка ошибок. Если дорога свободы и прогресса должна быть надежной и правильной дорогой, то мы должны располагать средствами, позволяющими нам узнавать сделанные нами ошибки. Применение этого принципа в школе или дома обходит стороной вопрос о степени совершенства учительницы или матери. Ошибки старших становятся чем-то интересным, поэтому ребенок начинает испытывать к старшим большую симпатию. Ошибки чрезвычайно интересуют ребенка, но рассматриваются совершенно независимо от личности как нечто, свойственное природе. И сколько тепла пробуждает в сердце ребенка осознание того, что все мы совершаем ошибки. Это также оказывает влияние на отношения между матерью и ребенком.

    Признание нашей общей способности к ошибкам превращает нас в больших друзей. Братство приходит к нам на пути заблуждений, не на пути совершенства. Тот, кто достиг совершенства, не способен к изменению, два «совершенных» человека в большинстве случаев ведут друг с другом борьбу, так как они не могут измениться и понять друг друга. Если кто-то вырос без ошибок, он не способен к прогрессу и не нуждается в ничьей помощи, ведь совершенству невозможно оказать помощь. Поэтому тот, кто считает себя совершенством, не опирается на действительность, он введен в заблуждение иллюзией, которая постоянно витает над ним, но которую он никогда не сможет уловить.

    Давайте призовем на помощь геометрическое сравнение: мы можем наложить квадраты друг на друга, так как это делают дети в нашем упражнении с квадратами. Если мы будем продолжать попытку вместить один квадрат в другой, то постепенно разница между ними будет уменьшаться. Если мы будем рассматривать это как устранение «ошибки» между двумя квадратами, то увидим, что как бы она не уменьшилась, ее никогда не удастся полностью исключить.

    Другой пример мы можем почерпнуть в одном из первых упражнений детей: набор цилиндров равной высоты, но разного диаметра, из которых каждый вставляется в соответствующее углубление футляра. Осознание их различий является первым шагом усовершенствования, умение держать их тремя пальцами – вторым. Ребенок начинает вставлять цилиндры в углубления, но в конце он замечает, что остался один толстый, который не вставляется в узкое углубление, а некоторые другие неплотно прилегают к стенкам и шатаются, поэтому он должен был где-то ошибиться. Тогда ребенок рассматривает их еще раз, уже с большим вниманием. Если один цилиндр не подходит, значит он сделал ошибку, а ребенок знает, что он может делать ошибки. Если бы такой возможности делать ошибки не существовало, интерес не был бы таким большим. Именно благодаря такой возможности, ребенок может снова повторить упражнение. Материал, таким образом, должен удовлетворять двум требованиям: 1 – совершенствовать различительную способность органов чувств, 2 – содержать в себе проверку ошибок.

    Названный материал содержит в себе вещественную и хорошо видимую проверку ошибок, двухлетний ребенок уже может поэтому им пользоваться и осваивать способность самоконтроля с целью исправления возможных ошибок на пути совершенствования. Благодаря ежедневному опыту таких упражнений, ребенок приобретает способность проверять ошибки в качестве внутренней силы, помогающей стать ему уверенней в себе. Уверенность в себе не свидетельствует о совершенстве, она означает знание собственных возможностей и ощущение своих способностей. Ребенок будет в состоянии сказать: «Я не совершенен, я не всемогущ, но я знаю свои силы и я могу делать это, я также знаю, что могу делать ошибки и проверять их, поэтому я уверен в своем пути». Здесь чувствуется способность к саморуководству, уверенность, опыт. Приобрести такую уверенность не так просто, как представляется, быть на пути к совершенству – тоже дело не малое. Называть кого-либо глупым, тупым, сильным, хорошим или плохим значит – разрушать человечество. Человек должен быть уверенным в самом себе, и поэтому необходимо предоставить ему средства для развития такой уверенности, неотъемлемой частью чего является возможность самостоятельной проверки ошибок.

    Давайте посмотрим на ребенка, немного более старшего возраста, обучаемого таким же способом. Он делает упражнения на счет, например, на умножение. Получаемый им результат проверяется с помощью таблицы умножения, которая служит для проверки ошибок. Она необходима для того, чтобы убедиться в правильности ответа, таким образом, вместо того, чтобы исправлял учитель, мы заботимся о том, чтобы ребенок приобрел привычку самоконтроля. Эта проверка ошибок еще увлекательней, чем само упражнение. То же самое происходит при чтении. Ребенку дается набор карточек с одним словом на каждой. Упражнение заключается в том, чтобы расположить карточки рядом с картинками, к которым они относятся. Помимо этого, имеется набор карточек с картинками, под которыми написаны названия, так чтобы ребенок смог проверить свою работу. Ему очень интересно узнать, хорошо ли он расположил карточки. Если нам удается создать в условиях школьной практики возможность постоянной проверки ошибок, это может стать настоящим стимулом для самоусовершенствования. Ощущение вовлеченности в процесс усовершенствования, способность различать правильное и неправильное вызывают у ребенка настолько серьезный интерес, что его прогресс можно считать гарантированным. По природе ребенок склонен к точности, контроль, проверка вполне соответствуют этой склонности. В одной из наших школ ребенок должен был прочитать предложение, которое звучало так: «Выйди из класса, закрой дверь и вернись назад». Ребенок изучил карточку и начал выполнять задание, потом он подошел к учителю и сказал: «Почему Вы написали это? Это невозможно. Как я могу вернуться назад, если дверь закрыта». Поэтому учитель ответил: «Да, это моя ошибка,» – и он исправил задание, после чего ребенок с улыбкой заметил: «Ну вот теперь я могу это сделать».

    Братские отношения возникают на основе этой заинтересованности в проверке ошибок. Заблуждение разъединяет людей, но проверка заблуждения есть средство достижения братства. Так возникает общий интерес к исправлению ошибок, независимо от того, где они были найдены. Сама ошибка приобретает важное значение. Она становится соединительным звеном, средством объединения всех существ, но в особенности – средством сближения ребенка и взрослого. Выявление маленькой ошибки, допущенной взрослым, совсем не умаляет его авторитета и не ведет к неуважительному к нему отношению. Ошибка, независимо от личности, приобретает самостоятельное значение как нечто, что необходимо постоянно контролировать.

    Так очень простые шаги ведут к важным результатам.


    Источник: www.montessori-press.ru

    Категория: МЕТОД МОНТЕССОРИ | Добавил: VioletFlame (04.08.2011)
    Просмотров: 4866 | Рейтинг: 0.0/0
    Всего комментариев: 0
    Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
    [ Регистрация | Вход ]
    Copyright MyCorp © 2017 HitMeter